Какие стартапы из РК хочет видеть у себя глава технопарка «Сколково»

Генеральный директор российского технопарка «Сколково» Ренат Батыров дал эксклюзивное интервью Forbes.kz 24 Март 2015, 16:45
В пятницу, 20 марта, в Алматы завершается Startup Tour 2015 в Казахстане, организованный российским фондом «Сколково» при поддержке Almaty Tech Garden и Almaty Management University. Победители конкурса поедут на Start Up Village в Москву. Почему россияне решили искать новые идеи в Казахстане, рассказал Forbes.kz генеральный директор технопарка «Сколково» Ренат Батыров.

Кто «пылесосит» лучшие стартапы

F: Ренат, это первый столь масштабный выезд экспертов «Сколково» за пределы России. Почему выбор пал именно на Казахстан?

- Мы уже много лет общаемся с нашими коллегами из Казахстана. Больше 10 наших компаний, работающих в сфере информационных технологий и энергетики, уже вышли на рынок Казахстана. При этом у казахстанских компаний есть интерес к российскому рынку. Мы приехали сюда обогатить друг друга проектами.

Кроме того, Казахстан поддержал нашу заявку на право проведения международной конференции технопарков в «Сколково» в 2016. Это крупнейшее событие нашей отрасли, которое собирает 1,5 тыс. человек из 500 технопарков. Россия выиграла право на проведение этой конференции, обойдя Турцию и Голландию.

F: Стартап-туры проходят в России уже третий год, и вот вы приехали в Казахстан. Это значит, что у вас кончились идеи?

- Нет, это вообще не про нехватку идей! Мы не первые, кто проводит такие road-show. Хорошим примером для нас является финская конференция SLUSH, которая проводит «стартап-сауны» по всему миру и завершает их большим конкурсом в Финляндии.

F: То есть вы приехали не за нашими «мозгами»? 

- В регионах России тоже существует точка зрения, что «Сколково», проводя стартап-туры, «пылесосит» лучшие стартапы, а регион остается с полутора инноваторами. Это не так.

Представьте себе, если бы Facebook сидел до сих пор в Гарварде! Но для того, чтобы стать Facebook’ом, нужно переехать из Гарварда в Кремниевую долину. То же самое – и здесь. В жизни каждого приличного стартапа наступает момент, когда ему нужен выход на федеральный, а на самом деле даже на глобальный рынок. И «Сколково» - это как космодром «Байконур», отличная площадка для взлета. Да, один из сотни проектов, которые мы посмотрели, станет участником проекта «Сколково», сохранив при этом екатеринбургскую, алматинскую или павлодарскую прописку, оставив здесь большую часть своей команды, генерируя здесь налоги, рабочие места, реинвестируя деньги, которые они получат, тоже здесь. Но при этом у компании будет офис в «Сколково», который станет взаимодействовать с инвесторами, проводить исследования. Просто потому, что здесь может не быть такого микроскопа, такого синхрофазотрона, который есть у нас и которым всегда можно воспользоваться.

F: То есть так или иначе вы предполагаете, что кто-то из казахстанцев в итоге окажется в «Сколково»?

- Он станет участником проекта «Сколково», откроет офис, нужный ему для выхода на глобальный рынок. Человек может переехать, а компания — нет.

F: Значит, ваши стартап-туры – это не «пылесосы» идей?

- Сейчас в мире есть только один «пылесос» - это глобальная экономика. И если вы хотите стать частью глобальной экономики, нужно использовать лаборатории «Сколково», гранты Китая, рынок Канады и венчурное финансирование Сингапура. Для развития нужно использовать все инструменты.

Да, есть другие площадки для выхода на международные рынки: Гонконг, Кремниевая долина, Бостон. Но мы хотим быть не просто одной из этих площадок, а лучшей из них.

В «Сколково» есть всё

F: Almaty Tech Garden – не единственный инновационный кластер Казахстана. На базе Назарбаев Университета создается Astana Business Campus. Давайте представим себе хороший стартап, перед которым стоит выбор, куда пойти. Почему стартапер должен выбрать «Сколково»?

- Наши резиденты освобождаются от всех налогов, за исключением ЕСН (единого социального налога) в размере 14%, что тоже немного. Также есть возможность получить грантовую поддержку в размере до $5 млн от государства. Эти деньги выдаются бесплатно, безвозмездно, без претензии на долю в бизнесе, без претензии на вашу интеллектуальную собственность. Такие гранты уже получили более 200 компаний.

Если вы работаете в одной из наших приоритетных областей (биомедицина, IT-технологии энергоэффективности, включая нефть и газ, ядерные, космические технологии и телекоммуникации, нано, плазма, лазеры, новые материалы), то, став участником проекта «Сколково», вы получите доступ практически ко всему необходимому, что только можно себе представить. Если чего-то в «Сколково» нет, мы подскажем, где можно найти нужный вам прибор.

Кроме того, вы получаете доступ к целому сообществу наших инвесторов, а у нас аккредитовано более 100 венчурных фондов (в том числе международных), к сообществу менторов, которые расскажут, как избежать ошибок, а то и дадут денег просто так, «из любви к искусству». Например, советы дает президент корпорации Luxoft Анатолий Карачинский. Luxoft – крупнейший в Восточной Европе (если не в мире) разработчик аутсорсингового софта, у него работают десятки тысяч человек.

Еще одно преимущество – доступ к нашим ключевым партнерам. У нас 50 индустриальных партнеров имеют свои R&D-офисы. Это значит, что вы можете стать частью технологической цепочки, встроиться в конвейер к Siemens, Boeing, Huawei, Cisco, Samsung, Panasonic, Intel, Microsoft, которые являются частью нашей экосистемы.

Хорошие идеи

F: Ренат, вы наверняка изучали предварительные заявки на этот стартап-тур. На что делают упор казахстанские стартаперы?

- Сильная сторона в Казахстане – это информационные технологии. Это объяснимо, потому что, во-первых, есть хорошая школа в Алматы, в Караганде (я, кстати, рос в этом городе). Во-вторых, в этой сфере усилия приносят быстрый результат по сравнению, например, с исследованиями в области биомедицины, которые рассчитаны на десятки лет. Кроме того, это отвечает запросам рынка.

F: Хотели бы вы видеть у себя в «Сколково» какой-то из казахстанских проектов?

- Да. Я видел один очень интересный стартап. Парень придумал и сделал прототип недорогой DOC-станции с телефонной трубкой, в которую вставляется iPad, и это превращается в IP-телефон – мобильный и очень дешевый. То есть не надо покупать рабочую станцию Cisco за несколько сотен долларов. Это гениально, просто, на это есть спрос!

Также меня заинтересовал стартап в области виртуальной и дополненной реальности Singularity lab. Нужен лишь шлем, а их софт можно использовать для навигации, для музеев, для инвалидов, в качестве аксимулятора для производства. Знаете, например, как организовано производство на Boeing? Специалист надевает шлем, и у него перед глазами появляется инструкция: какой прибор с чем соединить. Это выглядит, как игрушка, но используется для серьезных вещей, когда невозможно удержать в голове требуемый объем данных. Это очень хороший проект, и на месте инвесторов я бы им заинтересовался.

Технопарки вне политики

F: Как сказалось на «Сколково» введение санкций против России и осложнение отношений с Западом в целом?

- Конечно, нельзя сказать, что всё это вообще на нас не сказалось. В первую очередь, мы реально пострадали из-за того, что уже законтрактованные в рублях незавершенные строительные объекты (часть объектов парка еще строится) стали дороже для инвесторов и подрядчиков. Это незначительным образом, но влияет на сроки строительства. Пока по планам всё будет окончательно построено в 2018.

Однако ни один из 50 наших ключевых партнеров не остановил сотрудничество со «Сколково». Ни один инвестор или инвестиционный фонд не расторг с нами сделки. В целом скорее сократились частные российские инвестиции. Тем не менее, инвестиционные сделки есть, их много, мы успеваем их отрабатывать и привлекать новые инвестиции. Мы активно ищем инвестиции в Китае, в других странах Юго-Восточной Азии. Что касается наших иностранных специалистов, в том числе профессоров Сколтеха, все они на своих местах.

F: Сотрудничество с другими технопарками тоже не прекратилось?

- Когда шло голосование за место проведения конференции, мы победили с четырехкратным перевесом голосов. Нас поддержали не только российские и казахстанские технопарки. Мы точно знаем, что за нас проголосовали технопарки Британии, США, Канады, Бразилии, Китая, Франции, Испании, Италии, Греции. Потому что они понимают: санкции – это на время, а сотрудничество – это надолго. Так что повод для беспокойства у нас есть, но к ухудшению результатов «Сколково» санкции не привели. Наоборот, мы, как вы видите, стали быстрее двигаться, лучше думать, искать партнеров.
 
Источник: forbes.kz